Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Пушечное мясо на старых танках». Мобилизация не решит ни одну из проблем российской группировки в Украине

Alexei Alexandro / AP Photo / ТАСС

Объявленная российскими властями мобилизация не поможет изменить ситуацию на фронтах, считают военные эксперты:

  • даже у прошедших военную службу нет нужного опыта для участия в боевых действиях;
  • на нормальную подготовку резервистов нужны месяцы, вплоть до полугода, а украинские войска не собираются останавливаться на успехах, достигнутых в ходе недавнего наступления в Харьковской и Херсонской областях;
  • тренировать такое большое количество резервистов некому;
  • проблема не только в людях, но и в обеспечении войск: Россия в значительной степени израсходовала современное вооружение, заменить его при западных технологических санкциях быстро невозможно; сотни тысяч новых резервистов нужно обеспечить всем — от оружия до обмундирования и еды;
  • призыв никак не решает проблему низкого боевого духа в российских войсках.

После того как Вооруженные силы Украины за неделю освободили около 9000 км в Харьковской области и даже вступили на территорию Луганской, на полный захват которой у российских войск ушли месяцы, президент Владимир Путин объявил мобилизацию. Призыву, заявил он в телеобращении, подлежат граждане, которые «состоят в запасе, и прежде всего те, кто проходил службу в рядах вооруженных сил, имеет определенные военно-учетные специальности и соответствующий опыт».

Перед отправкой в части эти люди будут «в обязательном порядке проходить дополнительную военную подготовку», пообещал президент. Выступивший после него министр обороны Сергей Шойгу сказал, что призыв в армию коснется 300 000 человек.

Эти действия — попытка изменить расклад сил на фронте, когда поле для маневра у Москвы сужается, и в дальнейшем оно будет сужаться еще больше, считает Роб Ли, научный сотрудник американского Института изучения внешней политики. «Если они начинают терять территорию, которую только что захватили, возникают самые разные вопросы, и отмахнуться от них просто так не получится. Если так происходит, очевидно, что это военный и политический провал», — цитирует его Financial Times.

Ставка Путина вряд ли сработает, «не думаю, что он полностью осознает последствия этого», вторит ему Сэмюэл Чэрап, старший политолог в Rand Corporation:

Цель этого [мобилизации] — напугать Украину и Запад, заставить их капитулировать. Это не сработает. Когда это не удастся, выбор у Путина будет еще хуже.

Проведенное в 2019 г. исследование Rand Corporation показало, что в России есть лишь 4000-5000 резервистов в западном смысле этого слова — тех, кто регулярно проходит ежемесячные и ежегодные тренировки и сборы. Правда, в 2021 г. в России много говорили о резервистах, подготовленных по программе БАРС (боевой армейский резерв специальный). Но даже в начале войны, как выяснила The Moscow Times, в Украину отправилось не более 8000 «барсов», причем часть из них набрали уже после вторжения, и не из числа резервистов.

На боевое слаживание (подготовку и обучение согласованным действиям в составе своего подразделения) резервистам давали лишь неделю. Некоторые из этих частей понесли огромные потери. Жена резервиста рассказывала The Moscow Times, что в подразделении, где служил ее муж, из 156 человек вернулось лишь четверо. Другой «барс» рассказал: «Заставляли идти в наступление без артподготовки. Рации давали китайские, которые „пеленговались“ противником. Командирами ставили людей без боевого опыта».

Ничто не говорит о том, что за семь месяцев войны в этом плане в российской армии что-то изменилось. Если же людей будут отправлять на фронт без подготовки, это будет «пушечное мясо — плохо обученные солдаты на старых танках», заявил министр обороны Литвы Арвидас Анушаускас.

Отправка на фронт еще сотен тысяч человек усугубит не только конфликт, но и положение российской армии, сказал генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в интервью Reuters. Российская армия плохо экипирована, в ней отсутствует должное командование и управление, считает он.

На мобилизацию и нормальную подготовку резервистов требуется до полугода, отмечает Джастин Бронк, военный аналитик Королевского объединенного института оборонных исследований: «Чтобы быть эффективной боевой силой, им потребуется больше, чем просто автоматы». Кроме того, многие офицеры и сержанты, которые должны были бы тренировать резервистов, участвуют в боевых действиях или погибли в Украине, указывает он.

Частичная мобилизация также никак не решает другие проблемы, стоящие перед российской армией, включая все сокращающееся число ракет точного наведения и неспособность ВВС взять небо под контроль, считает Бронк. По словам Димитри Минича, эксперта по российским вооруженным силам Французского института международных отношений, «Россия потеряла слишком много современных видов вооружений и, в отличие от украинской армии, вынуждена все больше использовать старое и низкоэффективное оружие, которое у нее есть в больших количествах».

Украина же получает все больше современных западных боевых систем, и страны ЕС после объявления Путина пообещали наращивать их поставки Киеву.

«Кроме того, сложно понять, как призыв резервистов поможет решить проблему с низким боевым духом в российских войсках. Он даже может усугубить ее», — считает Бронк.

До начала войны в украинской армии было почти 200 000 человек и еще 900 000 резервистов, по данным Military Balance. Сейчас украинские вооруженные силы насчитывают около 1 млн человек, Россия же с начала войны направила в Украину в общей сложности от 200 000 до 250 000 военнослужащих, включая пополнения, по оценке Николая Белескова, аналитика Национального института стратегических исследований в Киеве.

При этом Пентагон сообщал в конце августа, что, по его оценке, Россия с начала вторжения потеряла 70 000–80 000 военнослужащих убитыми или ранеными (Шойгу, правда, заявил сегодня, что погибло 5937 человек, а «90% раненых вернулись в строй»).

То есть даже призыв 300 000 резервистов не даст российской группировке численного превосходства над ВСУ (хотя, конечно, не все украинские войска расположены в районе линии фронта).

Ситуация на фронте «явно свидетельствует о том», что инициатива принадлежит Украине, она продолжит освобождение своих территорий, заявил в обращении президент Владимир Зеленский. Мирные переговоры могут состояться только после того, как Россия выведет свои войска из Украины, добавил он в среду в интервью Bild TV. Украина не может повлиять на то, когда в России закончится правление Путина, но она хочет говорить с Москвой с позиции силы, сказал Зеленский.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку