Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Освобождение Херсона: не впасть в эйфорию

Херсон — самая значительная победа Украины с начала войны: более важная, чем освобождение Харьковской области; более мотивирующая, чем уход российских войск из Киевской, Черниговской и Сумской областей; более символичская, чем возвращение острова Змеиный. Как выглядит эта победа спустя неделю после того, как российские войска бежали из Херсона?
Херсон: символ и проблема Министерство обороны Украины

Двух месяцев не прошло с тех пор, как российский «избирком» объявил, будто около полумиллиона жителей Херсонской области проголосовали за ее вхождение в состав РФ. (Всего в области до начала войны жил миллион человек.) Полтора месяца — с тех пор, как Владимир Путин сам назначил себя президентом Херсонской области. Но сохранить «суверенитет» не удалось.

События вокруг возвращения Херсона Вооруженными силами Украины ставят пять вопросов, ответы на которые прояснят ситуацию.

1. Российские войска ушли сами или их выгнали?

Военные и политические обстоятельства не позволяют ответить на этот вопрос иначе, чем так, что Украина прогнала агрессоров с захваченных территорий. Это даже не те «жесты доброй воли», которыми Кремль объяснял оставление Киевской, Черниговской и Сумской областей, а также острова Змеиный — в Херсоне войска РФ потерпели настоящее поражение.

«Вторая армия мира» просто не выдержала натиска Вооруженных сил Украины — и теперь старается создать оборонительный рубеж на восточном берегу Днепра.

Состоявшийся в среду самый массированный налет на инфраструктуру Украины, задевший уже даже Польшу, — тоже следствие сокрушительного поражения РФ под Херсоном. Не в силах противостоять украинцам на поле боя, РФ пользуется последним «преимуществом», которое у нее еще осталось: ракетами.

Утрата Россией инициативы на театре военных действий лишает смысла разговоры о том, что-де Россия могла бы снова пойти на Киев. Для этого ей пришлось бы заручиться соучастием белорусского самопровозглашенного президента Александра Лукашенко, а он и прежде не хотел, а в нынешних обстоятельствах и тем более не горит желанием становиться пособником агрессора.

Последняя надежда войск РФ — Донецкое направление, где, вероятно, им удалось добиться некоторых тактических успехов, в основном силами наемников из частных военных компаний. Данные британской и украинской разведок говорят о низком боевом духе российской армии в Донецкой и Луганской областях — очевидно, «ответа» за Херсон там не получилось.

2. Ударило ли поражение под Херсоном по милитаристскому консенсусу в РФ?

Еще как ударило! С точки зрения патриотически настроенной общественности, Кремль безвольно допустил отторжение российской территории, такое трудно объяснить даже прожженным пропагандистам. Российский ресурс «Медиалогия» уже зафиксировал снижение рейтингов главных пропагандистских ресурсов — телепередач Владимира Соловьева и Ольги Скабеевой и Евгения Попова. Наверное, еще рано говорить о разочаровании инертного большинства, но инициатива явно утрачена — в данном случае идеологическая.

3. Ударило ли поражение под Херсоном лично по Владимиру Путину?

В РФ — персоналистский политический режим, все происходящее прямо касается Путина; тем более что не кто иной, как Путин объявил эту войну и настаивал на ней.

На оставление Херсона Путин реагировал традиционным для себя способом: от сложных ситуаций он старается отстраняться. В тот день, когда украинские войска вернули город, Путин выступал на концерте в честь 75-летия Федерального медико-биологического агентства и посещал Центр мозга и нейротехнологий.

Отдуваться пришлось пресс-секретарю Дмитрию Пескову, а он представил дело так, будто Путин, верховный главнокомандующий и, повторю, главный инициатор этой войны, ни при чем. «Это предложение Суровикина и решение Шойгу, — объяснил на голубом глазу Песков, — Было решение министра обороны, поэтому я прошу обращаться в Министерство обороны, мне нечего сказать по этой теме».

Нечего сказать.

Но с Путиным это отступление с «российских земель» будет связано накрепко — несмотря ни на каких Суровикиных и Шойгу.

4. Что значит для Украины освобождение Херсона?

Эта победа имеет огромное и символическое, и военное, и политическое значение. Символическое: отбит единственный областной центр, доставшийся РФ в ходе этой войны, — таким образом, в частности, исправлены ошибки первого этапа кампании. Говорить об этом не принято, но легкость, с которой РФ получила контроль над юго-восточной частью Украины, вызывала большие вопросы. Заодно предъявлены убедительные доказательства абсурдности «референдума» РФ.

Военное: линия фронта передвинута, угроза, нависшая над Николаевом и Одессой, в большой степени ликвидирована. Устье Днепра — под контролем Украины, что дополнительно усиливает позиции на Черном море, еще значительней ограничивает возможности российского военного флота. Наконец, открывается путь к деоккупации Запорожской области, в том числе одного из важнейших для нынешней войны объектов — Запорожской АЭС.

Политическое: в украинском обществе растет уверенность в успехе всей военной операции по освобождению страны от агрессора, дополнительно укрепляются позиции украинских лидеров, президента Владимира Зеленского и генерала Валерия Залужного. В международном пространстве эта победа снимает фактор усталости от войны — а этот фактор стал играть заметную роль в продолжении поддержки Украины. (Плюс беспощадная «ответная» бомбардировка мирных объектов Украины эту поддержку усилила.)

5. Чем угрожает победа под Херсоном Украине?

Этот вопрос кажется странным, но он тоже чрезвычайно важен.

В гуманитарном плане: Херсон становится пограничным городом, он теперь находится в прямой доступности для артиллерии противника — а жестокость РФ в отношении мирного населения хорошо известна.

В военном плане: войска РФ пытаются закрепиться на противоположном берегу Днепра, и следующих крупных освободительных продвижений может в скором времени не быть — больше того, могут возникнуть локальные неудачи, что будет иметь разочаровывающее влияние на украинское общество. Победа вызвала огромное воодушевление, войска очень мотивированы, но прежде чем начинать операцию на другом берегу Днепра, нужно ее подготовить — точно так же, как было тщательно подготовлено взятие Херсона: разрушать коммуникации и ресурсные центры российской армии, вести разведывательную и диверсионную работу. Всему этому может еще помешать зима.

В общественном плане: эйфория от возвращения Херсона может породить волну ожиданий у украинцев, ожиданий скорого окончания военных действий, от которых все очень устали. Но едва ли, как сказано выше, эти ожидания скоро оправдаются — и тут свое слово могут сказать тяжелые бытовые обстоятельства, которые, очевидно, возникнут зимой и ухудшить которые, как может, старается российская армия.

Вероятно, РФ на все эти факторы и рассчитывает — но будем надеяться, что и с ними Украина справится.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку