Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Мальчики уехали. Девочки теперь за все отвечают». Как бизнес переживает мобилизацию

CoWomen / unsplash

Мобилизация оказалась для многих людей и компаний неожиданной. Минобороны пообещало не призывать айтишников и финансистов, у работников оборонки бронь, но другие бизнесы оказались на грани выживания.

Не до квартиры

«Прилетел очередной черный лебедь, похожий на 24 февраля 2022 года», — описывает ситуацию в бизнесе основатель компании Good Wood, строящей частные загородные дома, Александр Дубовенко. Часть заказчиков отложили решение о начале строительства домов, часть заказчиков решили приостановить текущие стройки, объясняет он.

«Запланировал строительство дома, но теперь решил отложить — вдруг попаду под мобилизацию. Или, может быть, решу потратить деньги не в России», — объясняет один из таких отказников, 35-летний москвич, владелец участка в Подмосковье.

По сравнению с февралем ситуация лучше тем, что рубль не упал, считает Дубовенко. В тот раз было две недели полнейшего шока, в течение которых компания не заключила ни одного контракта, зато были десятки расторжений и приостановок по действующим контрактам. Сейчас такие случаи все же единичны, продолжает он. «Но и новых контрактов фактически нет, один договор, подписанный за всю прошлую неделю, компанию на плаву не удержит», — опасается менеджер компании по малоэтажному строительству каркасных домов.

«Сделки по покупке недвижимости с 21 сентября совершаются по инерции», — считает подмосковный риелтор. Она ждет «выброса» на рынок квартир со скидками от тех, кто спешно уехал из России, опасаясь мобилизации. Примеры уже есть, но пока единичные.

«Снова появились объявления «Продам в связи с переездом. Но покупателей с деньгами мало. Вернее, большинство тех, у кого есть деньги и желание что-то тут купить, замерли в ожидании, хотя сейчас почти все продавцы почти сразу дают 15% скидку от названной цены, а при переговорах удается скинуть и 25-30%.

Сегодня подписываем договор — двушку 64 кв. м. на Беговой улице клиент покупает за 19 млн при начальной цене в 25 млн. Дальше на неделе — сплошные «мы решили подождать», — рассказывает риэлтор.

«Офисный рынок снова в коме, компании откладывают уже согласованные сделки. Пока мало кто понимает, что будет с его бизнесом, сколько сотрудников мобилизуют и так далее», — говорит брокер по коммерческой недвижимости. Это особенно неприятно, рынок только начал восстанавливаться после зимнего коллапса, сокрушается менеджер другой такой компании. По данным CORE.XP, в III квартале было ведено в эксплуатацию в 4,5 раза больше офисов, чем в первом полугодии (170 000 кв. м) и уже половина всего объема нового предложения 2022 г. нашла пользователей: многие интересовались помещениями, в том числе освобожденными ушедшими иностранными компаниями. «А с начала мобилизации клиенты в ступоре, так что пока не беремся предсказать, что будет дальше», — признается собеседник в брокерской компании.

Без охраны

В ступоре и руководители ЧОПов. «У меня 100% сотрудников подходят под критерии мобилизации, треть уже получила повестки», — рассказывает владелец московской охранной компании. Переживает он еще и потому, что 80% из 300 его сотрудников приезжает на работу в Москву из регионов вахтовым методом. На прошлой неделе несколько десятков человек не смогли выйти на работу, потому что в их регионах военкомы ограничили военнообязанным мужчинам выезд за пределы региона и посты ДПС разворачивали мужчин призывного возраста на границах областей. «Говорят, что это ограничение отменят, но если так дальше пойдет, кто будет работать, не знаю», — переживает он.

Не до веселья

«Некому работать, все наши мальчики уехали, девочки теперь за все отвечают», — ответила кассирша «Пятерочки» в спальном районе Москвы на просьбу покупателей позвать еще одного кассира. Уехавшие, по ее словам, недавно получили российское гражданство.

Компания, предоставляющая финансовые услуги, попала в список с бронью. «Но бронь только у тех, у кого профильное образование. Списки ждем сегодня. Те, кто чуют, что не пройдут, двигаются [уезжают или увольняются] первыми», – рассказывает сотрудница. По ее словам, часть мужчин уже в Казахстане. Поскольку общение с клиентами обезличенное, вопрос о том, откуда они будут работать, не стоит, но как их будут оформлять, она не знает.

Единственный бармен в баре на Покровке субботним вечером жаловался на нехватку персонала: «Остаюсь я — студент, и официантка-девочка, остальные пять человек, включая управляющего, уезжают. Но, возможно, вообще придется закрыться — людям будет не до веселья». Он кивает головой на пустой зал, где вместо обычной для этого времени толпы всего два посетителя.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку