Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Суицид российской политической элиты»: итоги полугода войны в Украине

Полгода назад 24 февраля Россия начала вторжение в Украину. В своем обращении к нации Владимир Путин обосновал нападение на соседей защитой россиян и русскоязычного населения в Украине. Однако в ходе войны вектор поменялся. The Moscow Times проанализировал первоначальные задачи вторжения и степень их исполнения.
Российские солдаты в Мариуполе Владимир Гердо / ТАСС

Защита Донбасса

Защиту населения Донбасса, «которое на протяжении восьми лет подвергается издевательствам и геноциду со стороны киевского режима», Владимир Путин провозгласил главной целью «спецоперации» в Украине. Однако на деле жители непризнанных республик едва ли почувствовали себя в большей безопасности. 

В Донбассе началась массовая принудительная мобилизация, а число жертв обстрелов жилых кварталов выросло в десятки раз. 

Так, по данным властей ДНР, за неполный 2022 год погиб 3621 гражданин республики (841 из которых — мирное население). За полгода войны умерло больше, чем в любой из «восьми лет геноцида». Это число равно 72% потерь за время с 2014 по 2021 год. 

Луганская народная республика не публиковала данные о военных потерях после вторжения. 

Общее число потерь в ЛДНР с 2014 года по 2022 год, по данным ООН, составляло не менее 3404 гражданских лиц и около 6500 сепаратистов. Власти ДНР заявили о 5100-5200 тысячи погибших военных и гражданских за тот же период. В ЛНР назвали цифру в 1998 погибших мирных жителей, не уточнив потери среди ополчения. 

Несмотря на обещание главы ДНР Дениса Пушилина, что мобилизованные не попадут на передовую, бойцы 105, 107, 113 и 127 стрелковых полков ДНР, а также 206 полка ЛНР массово жаловались на обман и отказывались выполнять приказы. 

Находясь под защитой России, ЛДНР становятся все менее безопасными: снаряды ежедневно попадают на жилые дома и гражданскую инфраструктуру. Каждый день с начала «спецоперации» власти республик сообщают о десятках обстрелов со стороны Украины. Между тем за весь 2021 год власти республики сообщали в среднем о четырех нарушениях прекращения режима тишины в сутки. 

«Не было никаких реальных доказательств того, что Украина собирается проводить какую-то военную операцию и готовит почву для наступления», — говорит эксперт международного центра Карнеги и специалист по политике Донбасса Константин Скоркин. 

Согласно анализу The Moscow Times ежедневных сводок властей ДНР, с начала «спецоперации» населенные пункты республики подвергались обстрелам со стороны Украины 7967 раз — в среднем по 45 раз в сутки. 

Независимого подтверждения этим данным нет, так как мандат миссии ОБСЕ в Украине не был продлен из-за позиции России. Ранее власти ЛДНР неоднократно критиковали ОБСЕ за «заниженные» оценки преступлений ВСУ. 

Невиданная ранее интенсивность обстрелов привела к колоссальному разрушению жилого фонда. Согласно официальным данным, с 24 февраля в ДНР обстрелами были повреждены 6128 жилых домов и 1368 объектов инфраструктуры: школ, больниц, предприятий и т. д. В ЛНР — 2300 и 195. 

Беженцы

Несмотря на заявления Владимира Путина о том, что русские и украинцы — один народ, большинство украинских беженцев уезжает в Европу. Согласно данным ООН, почти 8,2 млн человек выехали из Украины через Польшу, Венгрию, Румынию и Словакию. Между тем в России, по данным организации, зарегистрировано около 2 млн беженцев. 

ТАСС со ссылкой на собственные источники и вовсе заявило о 3,4 млн беженцев в России. Однако, согласно анализу The Moscow Times более 650 госконтрактов на транспортировку, размещение и питание беженцев, число временных переселенцев в России должно быть гораздо меньше.  

Согласно постановлению правительства от 5 апреля, проживание и питание одного человека обходится бюджету в 1328 рублей в сутки. 

Согласно постановлению от 12 марта 2022 года, Россия готова принять и разместить более 95 000 беженцев в разных регионах. Если бы все эти люди действительно находились в российских пунктах временного размещения с 12 марта по 1 мая, расходуя на каждого утвержденный минимум, бюджет потратил бы свыше 7 млрд рублей. Однако на питание и проживание, согласно анализу The Moscow Times, ушло лишь порядка 800 млн. 

Не все украинцы охотно едут в Россию, а многие, приезжая, быстро покидают пункты временного размещения, говорят правозащитники. 

Кроме того, поток беженцев в Россию сильно замедлился после полной оккупации Луганской области, рассказывает волонтер в московском ПВР. По словам девушки, в России еще работает порядка 700 пунктов. 

Число вновь приезжающих в Россию сильно коррелирует с интенсивностью боевых действий. Это связано с тем, что в условиях гуманитарной катастрофы, как правило, нет возможности для адресной эвакуации. У многих беженцев не было возможности выехать куда-то кроме России. 

В телеграм-чатах для украинских беженцев, желающих покинуть Россию через Москву или Санкт-Петербург, состоят около 20 тысяч человек: среди них те, кто только планирует отъезд, и те, кто уже выбрался из страны. 

«Поток тех, кто пытается уехать в Европу через Россию, только растет. Мы ожидаем, что в октябре, с наступлением холодов, наплыв увеличится. Многие из них сталкиваются с проблемами при пересечении границы. Но люди не хотят жить в оккупации, в городах с разрушенными коммуникациями», — говорит Светлана, волонтер проекта «Рубикус», помогающего украинским беженцам уезжать в Европу через Россию. 

Территории

Сейчас Россия ведет активную подготовку к референдумам в Херсонщине и Запорожье, там уже начали выдавать российские паспорта, появилась российская сотовая связь и интернет, на территорию официально зашел Промсвязьбанк. Россия получила сухопутный коридор в Крым, министр обороны Шойгу официально объявил об открытии движения из России на полуостров по суше.  До этого 29 марта Шойгу заявил, что все цели «спецоперации первого этапа выполнены», речь шла о прекращении наступления на киевско-черниговском направлении. Все выглядит так, будто Херсон и Мелитополь изначально были единственными целями, однако военные эксперты напоминают, что дела обстояли иначе. 

В первые дни войны Россия сделала несколько забросок десанта в окрестности Киева. В частности, 24 февраля были заброшены 300 бойцов 11-1 гвардейской бригады ВДВ в Гостомель, где попытались взять аэропорт «Антонов». Параллельно начались бои за аэропорт в Василькове: 24 февраля он подвергся ракетному обстрелу, затем туда были заброшены десантники. 

За первые три дня российская армия подошла вплотную к столице Украины: военная техника была стянута к Вышгороду, Броварам, Буче, Ирпеню, Ворзелю, то есть пригородам столицы, однако довольно быстро стало понятно, что наступление провалилось, и российские войска начали отступать.  

В апреле российская сторона сосредоточилась на расширении территорий ЛДНР. К июню была полностью оккупирована Луганская область. В Донецкой области быстро продвинуться не удалось: под контролем ВСУ, несмотря на все попытки штурма, остаются Славянск, Авдеевка, Марьинка и другие города. После многократных попыток наконец были взяты Пески — стратегический район, откуда велись обстрелы Донецка. 

Политолог, специалист по гражданско-военным отношениям Кирилл Шамиев предполагает, что провал первоначальных целей вторжения не означает поражения России. По мнению аналитика, новая стратегия России  заключается в изматывании Украины и ВСУ.

«Зимой Украина столкнется с энергетическим кризисом, по сути, останется без газа. Наверняка в этот момент Кремль осуществит новые попытки продвижения на территории. Не исключено, что к тому времени Россия сможет восполнить человеческие потери новыми добровольческими батальонами. Они будут не столь эффективны, как кадровые военные, погибшие в начале войны, но ВСУ тоже несет потери», — подчеркивает Шамиев.

Опрошенные The Moscow Times военные эксперты и политологи считают, что такие территориальные завоевания  —  не победа, а поражение для российской власти. 

«С учетом того, что изначально силы сторон были неравны, захват небольшой территории не может быть победой. Несмотря на пропагандистские тезисы, горечь поражения будет присутствовать и через какое-то время после критического анализа произошедшего, — считает политолог Аббас Галлямов, — и это нанесет удар не только по имиджу Путина, но и по легитимности власти».

Галлямов считает, что Кремль оказался в тупике: затягивание войны негативно сказывается на экономике и рейтинге президента, но завершить ее сейчас с такими результатами власти не могут.  Политолог предсказывает затягивание вялотекущего конфликта, но подчеркивает, что к началу предвыборной программы-2024 властям будет нужен какой-то результат. Военный аналитик Павел Лузин полагает, что Россия проигрывает, независимо от того, каким будет номинальный исход войны: эксперт подчеркивает, что страна несет невосполнимые военно-технические потери, но политический урон куда серьезнее.

«Мы имеем дело с суицидом российской политической элиты и, вероятно, с суицидом России как государства и дееспособного субъекта международных отношений», — резюмирует Лузин.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку