Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Микрочипы, ананасы и песок: смогут ли Китай и Тайвань друг без друга?

Из-за обострившегося конфликта между КНР и Тайванем экономика острова оказалась заблокирована: трехдневные военные учения в Тайваньском проливе ограничили проход судов и авиасообщение. Если напряженность затянется,  во всем мире могут возникнуть проблемы с поставками чипов и микросхем для производства сотовых телефонов, ноутбуков и вооружения. От приостановки торговли с Тайванем пострадает и сам Китай. 
TSMC

Нанометры превосходства

Несмотря на политические конфликты, Китай для Тайваня — важнейший экономический партнер. Объем товарооборота между странами до нынешнего года неуклонно рос. 

«В 2021 году на материковый Китай приходилось 42% тайваньского экспорта и 21% импорта. Приход к власти в 2016 году Демократической прогрессивной партии, выступающей за официальное признание независимости Тайваня, не обрушило экономические связи, хотя политические отношения заметно ухудшились», — объясняет The Moscow Times китаист из Тайбэя Чжоу Жуйюань.  

Речь прежде всего о закупке микрочипов, электроники, химических товаров тайваньского производства. В топ-пять товаров, экспортируемых из Тайваня в Китай входят электроника и запчасти, оптические приборы, органические химические вещества. В 2020 году вместе они составили 86,3% экспорта Тайваня в Китай. При этом 64% от общего экспорта электроники приходится на КНР. Очевидно, что для Тайваня сотрудничество с материковым Китаем критически важно. В то же время доля товарооборота с Тайванем составила лишь 5,59% от всего товарооборота Китая — это следует из официальных данных национального бюро статистики Китая. Очевидно, что зависимость КНР от продукции острова невелика, но если речь идет не о технологиях. Китай по-прежнему зависит от микрочипов TSMC, флагманской компании отрасли.

«Эти чипы используются в большинстве электронных устройств, включая смартфоны, компьютеры, транспортные средства и даже системы вооружения, основанные на искусственном интеллекте. Например, в 2020 году на долю тайваньских компаний пришлось более 60% выручки мировых контрактных производителей полупроводников», — рассказывает The Moscow Times китаист, директор Исследовательского центра Синопсис в Казахстане Руслан Изимов. А если говорить о высокотехнологичных 5-10 нанометровых чипах, TSMC занимает 90% рынка.

Ближайший конкурент TSMC — южнокорейский Samsung, но и он отстает от лидера: на следующий год тайваньский производитель запланировал производство 2 нанометровых чипов, в то время как Samsung только в июне приступил к выпуску 3 нанометровых чипов. Китай также пытается создавать свои технологии, чтобы снизить зависимость от островитян, и систематически переманивает тайваньских инженеров. Эксперты, опрошенные изданием, считают, что прорыв Китая в высоких технологиях — вопрос времени, однако пока КНР сохраняет высокую зависимость от соседей.

«Китай вкладывает крупные инвестиции в создание и производство собственных чипов, и в перспективе 10 лет страна может найти альтернативу тайваньским полупроводникам. Для Тайбэя утрата китайского рынка ощутимее. Поставщики и производители чипов лишатся огромной прибыли, переориентировать производство на другие страны и заменить огромный китайский рынок вряд ли удастся», — объясняет научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир Темур Умаров. 

Китаист Чжоу Жуйюань также полагает, что Китаю в ближайшие годы не удастся сократить технологический разрыв с Тайванем в полупроводниковой сфере. «Пекин продолжит сохранять образ великой державы и угрожать силой в случае чрезмерной сепаратистской активности острова, но не будет действовать себе в убыток и рушить производственные цепочки. Проще говоря, взаимозависимость в ключевой для торговли между берегами пролива — электронной — промышленности нынешняя эскалация не подорвет», — прогнозирует Чжоу Жуйюань.

Ананасовые войны

Ограничить торговлю технологиями Китай пока не может, зато китайские власти уже запретили поставки с острова рыбной продукции, фруктов и чая. Также КНР запретила поставлять в Тайвань песок. Тайбэй закупает песок в Китае для строительства, и его нехватка может ударить по рынку недвижимости. 

Пекинские санкции против Тайбэя будут иметь болезненные экономические последствия, подобные прецеденты уже были. Так, зимой 2021-го Китай ввел запрет на ввоз тайваньских ананасов, что надолго обрушило цены на фрукты внутри Тайваня и заставило фермеров переориентироваться на новые направления. Под запрет попала и свинина.

«На материковый Китай тогда приходилось 95% тайваньского ананасового экспорта. Более того, когда мировая экономика в 2020 году переживала последствия коронавируса, ВВП Тайваня увеличился на 3,11% по сравнению со средним мировым показателем в 4,5%. Впервые за тридцать лет Тайвань достиг темпов роста, превышающих китайские», — уточняет Жуйюань.

Использовались и более изощренные способы экономического давления с целью принудить Тайбэй к политической лояльности и отказаться от сепаратистских настроений. Например, в 2016 году Пекин ограничил туризм на Тайвань, что привело к резкому сокращению китайских туристов на острове и обрушению туристического сектора. Бойкотируются и мировые компании, авиакомпании, гостиницы, обозначающие Тайвань как независимое государство. А в 2021-году Китай разорвал торговые связи с Литвой из-за открытия там тайваньского представительства.

Дружба против всех

С 3 августа КНР проводит беспрецедентные учения в Тайваньском проливе. Боевые маневры здесь Пекин демонстрирует ежегодно, но никогда прежде в них не использовались вооружения дальнего действия. Беспрецедентность и в том, что в нарушение норм международного морского права КНР маневрирует в зонах, нарушающих 12-мильную границу территориальных вод. Это означает, что торговые суда не могут ходить по этим маршрутам и экономика Тайваня до окончания учений 7 августа заблокирована. Накануне Тайвань сообщил о возобновлении судоходства и авиасообщения, однако маршруты проложат «в обход опасных зон».

Официально США не признают Тайвань независимым государством, но много лет поддерживают с ним неформальные контакты, в том числе с компанией TSMC. Так, компания готова открыть локальное производство микрочипов в Аризоне, Штаты в свою очередь готовы к инвестициям. Также TSMC в конце февраля  присоединилась к санкциям против России.

Политолог Александр Габуев в беседе с The Moscow Times предположил, что Тайваню рано расслабляться: с отъездом Пелоси и окончанием китайских учений все только начинается.

«Пекин начнет подкупать страны, признающие независимость Тайбэя, продолжатся масштабные боевые маневры с вторжением в территориальные воды и воздушное пространство. И это еще не весь арсенал средств. Спираль эскалации вполне может привести к операции по захвату Тайваня в перспективе пяти — десяти лет», — поясняет Габуев. 

Если руководство КНР выберет курс на силовой захват Тайваня, то китаист прогнозирует наращивание темпов военного строительства. Кроме того, Пекин продолжит сокращать финансовую и технологическую зависимость от Запада и будет еще теснее «дружить с Россией против всех». 

«Сближение с Россией тоже в этом списке. Но, учитывая контекст, это совсем не радует. В общем, следует пристегнуть ремни безопасности», — резюмирует Габуев.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку