Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Вымогают деньги и стреляют в спину: российские военные не выпускают украинцев с оккупированных территорий

Российские военные увеличили количество блокпостов на выезде из оккупированных территорий Украины до 30, выяснила The Moscow Times. Причина — постоянные попытки местных жителей выбраться из зоны, занятой российской армией. Жители Херсона и Запорожья рассказывают, как военные вымогают взятки за выезд и кого могут расстрелять, несмотря на пройденную фильтрацию.
Военнослужащий ВС РФ и местные жители в Херсоне Сергей Бобылев / ТАСС

Жителей Мелитополя до недавнего времени выпускали в подконтрольное Украине Запорожье. Но с начала июля даже за взятку попасть на эти территории почти невозможно, рассказывает The Moscow Times местный житель Алексей. Он с начала лета пытается вывезти из города брата и его семью, но пока безуспешно. Запрет на выезд он связывает с тем, что Киев активно распространяет информацию о готовящемся контрнаступлении.

«Сначала за выезд из города российские военные требовали $500, потом ставка возросла до $2000. Брат долго собирал эту сумму и уже готов был заплатить, но его с семьей не выпустили. Сейчас в городе проблемы с газом, электричеством, водоснабжением. Фактически Россия держит там мирных граждан как заложников», — возмущается Алексей. 

Житель Херсона Прохор, с которым в соцсетях пообщался корреспондент издания, рассказывает, что выбрался из города еще в июне. Он считает, что сильно рисковал. 

«В общем сложности насчитали около 30 фильтрационных блокпостов. Но нам еще повезло: из Херсона до подконтрольного Украине Запорожья мы добирались двое суток. Не уверен, что решился бы на такое второй раз», — вздыхает Прохор. 

Мужчина уверен, что проехать сложный путь от Херсона до Запорожья помог его четырехлетний сын. «Ребенок в салоне сдерживал и даже умилял россиян. Те, кто без детей пробирался в Украину, подсаживал тех, у кого дети есть. Наличие грудничков значительно упрощает допросы. Люди даже делятся объявлениями по выезду и ищут тех, у кого дети», — рассказывает Прохор. 

Житель Бердянска Константин рассказывает, что взятки при выезде из оккупированных территорий дают те, кто хочет проехать без очереди на собственном автомобиле. Но и стоимость проезда на автобусе в Украину весьма высокая. «На легковушке можно без взятки, но стоять в очереди 3–4 дня. Проезд на автобусе от 3 тысяч гривен до 10 тысяч. Это значит, от $100 до $400», — поясняет мужчина.

Другой собеседник The Moscow Times из Херсона представился Максимом. После российской оккупации он думал уехать из города, но не хотел бросать семью и родственников. Как уверяет Максим, в Херсоне были случаи, когда военные стреляли по машинам, которые только что пропустили в Украину.

«Попасть в Украину — это лотерея. Могут обмануть перевозчики, могут пропустить, могут просто развернуть и не пропустить, могут пропустить за взятку, а потом начнут стрелять в спину. Мы, украинцы, вымаливаем право проехать по своей земле на свою же землю», — говорит он.

Несколько раз Максим приходил в назначенное подпольными активистами сопротивления место, где якобы дают советы, как наиболее безопасно покинуть город. Но там никого не оказывалось. 

«Сейчас Киев открыто предупреждает о готовящемся контрнаступлении. Мы не знаем, так ли это. Но слышим, что на окраинах усилилась артиллерия. Становится небезопасно. В городе увеличилось количество и активность Росгвардии. Они нервничают и, видимо, что-то в ближайшее время точно будет. Но паники среди населения нет. Да, небезопасно. Но мы так устали от войны, что уже как-то все равно. Как будет, так будет», — пояснил Максим. 

Жительница Днепра Любовь рассказала The Moscow Times, что ее сестра до войны жила в Мариуполе. После оккупации города российскими военными она дважды пыталась выбраться из города. Первая попытка побега была в начале мая.

Мариуполь сестра с семьей покидала на своей машине. Собрали около $200, чтобы заплатить россиянам на КПП при выезде из города. Деньги отдали и уже почти выехали за пределы города, но по ним открыли огонь. Дети плакали. Безопаснее было вернуться город. Деньги им не вернули.

В июне сестра Любови предприняла вторую попытку уехать из города на украинскую территорию, размер взятки к тому времени возрос до $500. На машине крупными буквами написали «дети», повесили белое полотенце, чтобы показать: тут мирные люди. 

«Российские военные взяли деньги, тщательно проверили машину, потом сестру, детей. Разрешили ехать. Но снова открыли огонь. Под обстрелами сестра все же выехала», — рассказывает Любовь и плачет.

Однако и в Украине к тем, кто выезжает с оккупированных территорий, относятся с подозрением. «На украинском КПП по ним тоже открыли огонь. Приняли за диверсантов. Долго проверяли, — рассказывает Любовь. — Вообще ни один фильм про войну не сравнится с тем, что происходит на войне на самом деле».

Херсонец Прохор тоже опасается провокаций со стороны силовиков. Мужчина говорит, что люди боятся обсуждать в мессенджерах планы перебраться на подконтрольную Украине территорию.

 «Переписку в интернете проверяют. Работает „ВКонтакте“. Если ляпнул что-то неосторожно, через пару дней можно встретить „гостей“ в погонах дома. Это в основном свезенные сюда силовики из ОРДЛО или Крыма. Люди молчат даже в очередях», — вспоминает он. 

В последние дни украинская сторона распространяет заявления о  том, что в ближайшее время перейдет в контрнаступление. 10 июля вице-премьер Украины Ирина Верещук призвала граждан покидать города всеми возможными способами. Мэр Мелитополя Иван Федоров сообщил украинским СМИ, что Украина просила Минобороны России открыть эвакуационный коридор из города, но все тщетно.

«Централизованной эвакуации нет. Рашисты не согласовывают эвакуацию. Им нужны жители города, чтобы использовать их как „живой щит“», — высказался Федоров. 

Украинские СМИ со ссылкой на источники в силовых ведомствах рассказывают, что скоро ВСУ начнут работать артиллерией по складам с боеприпасами и «центрам принятия решений» и лишь потом войдут в город.

Сообщения просачиваются на оккупированные территории, несмотря на блокировку украинских сайтов. Собеседники издания из числа местных жителей рассказывают, что читают объявления в соцсетях и телеграм-каналах. Впрочем, российская сторона называет заявления оппонентов «попытками посеять панику». 

Корреспондент The Moscow Times на условиях анонимности пообщался с сотрудником Программы развития ООН в Украине по работе с беженцами. Эксперт поясняет, что независимо от того, будет контрнаступление или нет, создавая препятствия для выезда гражданского населения с оккупированных территорий, Россия совершает военные преступления.

В четырех Женевских конвенциях подчеркивается: свобода передвижения гражданского населения сохраняется даже во время войны. Применительно к Украине — если жители оккупированных территорий хотят уехать на подконтрольные Киеву территории, считают, что там безопаснее, то конфликтующие страны не вправе их останавливать. Представьте, что жители Курской области, где тоже небезопасно, пытаются уехать в другой регион России, а им запрещают.

Требование Украины открыть гуманитарные коридоры для выхода из зоны конфликта мирных граждан он считает оправданным. Однако призывает не зацикливаться на понятии «гуманитарный коридор».

«Когда Россия говорит, что в Херсоне нет боев и коридоры не нужны — в этом есть лукавство. Независимо от наличия или отсутствия таких коридоров, никто не вправе ограничивать права гражданского населения свободно перемещаться. За 4 месяца войны к нам поступили сотни жалоб от тех, кто покидал оккупированные территории под обстрелами. Даже взятка не гарантия, что не начнут стрелять в спину», — рассказывает он.

Бои за Мелитополь и Херсон начались 24 февраля, оба города были взяты российскими войсками ко 2 марта. Сейчас там не работает украинская мобильная связь и интернет, жители могут приобрести сим-карты с российскими номерами. Наряду с гривнами в обращение ввели рубли, граждане уже начали получать российские паспорта. Власти оккупированных территорий утверждают, что за получением гражданства выстроилась очередь, только в Херсоне более 23 тысяч человек выразили желание стать россиянами. 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку